Edelweiss

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Edelweiss » Игровой архив » [15.09.15] Золушка и фея-крестная


[15.09.15] Золушка и фея-крестная

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Место и время игры: ЧПШ, миграция по школе
Действующие лица: Алан Персивер, Ивайло Христов
Описание: бывший слуга курирует бывшего хозяина: вовремя ли тот ложится спать, сделал ли уроки. Но сегодня бывшего хозяина не оказалось в своей комнате. Вот так внезапно. А ведь он так беспомощен, могло что угодно случиться. Расспросы свидетелей привели завхоза в музей ЧПШ на первом этаже.

0

2

Всего вторая неделя учебного года, а уже без сил. Тяжело работать и учиться, и как другие успевают? На публику Алан держался гордо, улыбался, игнорировал подколки, которых становилось все больше. Им помыкают все, кому не лень, а не лень, похоже, никому. Сегодня комендант общежития приказал вычистить музей, натереть кубки, чтобы блестели. А когда делать уроки? "Ну, ты же должен отрабатывать учебу здесь. Или вали отсюда!" Как часто он начал это слышать. Он так устал уже. Устал держаться, соответствовать, притворяться. Еще и учеба... он никак не мог загнать себя за домашнее задание вчера. А сегодня вот некогда. И все, завтра сдавать реферат. Он не успеет. А хуже всего - апатия, что накатывает все чаще. Ему все равно, что с ним будет. Алану стало так жаль себя, что он скукожился в пустой комнате за стеллажом, уткнулся лицом в колени и заплакал. Он давно не плакал, давно не смеялся. Жизнь давно слилась в непрекращающийся страшный сон. И нет никого, кто помог бы проснуться. Даже Ивайло... Алан никак не мог понять его. Бывший слуга, теперь свободный человек, никто слова не скажет, если пойдет искать лучшей доли. Он умный, а остался на такой глупой должности, недостойной его. Алан не знал, как с ним общаться, старался избегать общения вообще. Он старался принять изменение своего статуса "из князи в грязь", но Ивайло постоянно сбивал его с толку. Когда он уже сдастся и перестанет играть верного слугу? Алан тяжело вздохнул и как-то незаметно задремал.

+1

3

Все это так глупо. Маленькие противные создания снуют туда сюда и путаются под ногами... Студенты. Одно слово только и есть, а на деле очередные нахлебники. Выскочки, стремящиеся представить себя в лучшем свете и готовые унизить даже лучшего друга ради этого. И как после этого можно любить аристократов?
Ивайло темной тучей продвигался вдоль толпы учеников и мысленно проклинал этот день...как и все другие, впрочем. Как же ему надоели их испуганные лица и презрительные взгляды - врезать бы кому-нибудь! Вон хотя бы тому сопляку. Ха! А он потом побежит жаловаться родителям, по нему сразу видно - маменькин сынок. Христов раздраженно цыкнул и дернул головой, отворачиваясь в противоположную сторону. Какая-то девчонка споткнулась и свалились перед ним, пискнула, сжалась вся...черт. Бесит. Ивайло наклонился, подхватил ее за локоть и резко вздернул вверх.
- Каблуки не надо носить, крепче на ногах держаться будешь. - фыркнул мужчина и продолжил путь в свой кабинет, игнорируя ее возмущенный оклик "эй". Ничего, скоро звонок, коридоры опустеют и дышать будет легче.
Дойдя до кабинета, Христов устало плюхнулся на кресло и прикрыл глаза. В этой суете невозможно расслабиться. Кристины сейчас не было, видать, бегает где-то... Ивайло был один. Он вздохнул, поднялся и резво пересек помещение. Порылся в столе, нацепил на нос очки для чтения и погрузился в работу. А что еще остается? Надо же как-то скоро таять время до встречи с Аланом! Как там он, интересно? Небось опять сверстники задирают, мужчина пару раз видел подобные сцены. Ух, хотелось бы этим мерзавцам, обижающим молодого господина, переломать все кости! Удерживало только то, что вступишь он хоть раз за мальчонку, и тот станет совсем беззащитным, потеряв последние стены перед обществом. А так будет проще его ранить...
Но боже мой, сколько уже времени! Ученики уже должны разойтись по своим комнатам, а значит пора идти проверять их...и зайти к Алану. Бумажки быстро сложены, убраны в ящик, очки брошены на стол, и Христов лихой походкой покинул кабинет и направился к коридорам с комнатами. Ах, черт, как хочется увидеть Алана...быть может ну их, студентов? Да, именно..пусть так. Первым делом молодой наследник Персиверов...пусть и потерявших все состояние, а потом эти никчемные детишки.
Нужный номер, нужная дверь. Хорошо быть завхозом, имеешь ключ, открывающий любой замок. Легкий щелчок - и Ивайло скользнул внутрь. Хм, странно, Алан обычно не сидит в темноте, а свет выключен. Неужели уже спит? А как же уроки? Мужчина прошелся по номеру...и выпал. Нет. Его нет. Как?! Куда он мог деться в такой час?! Он же совершенно беспомощный без него!!! Христов взрыкнул и пулей вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью, так, что едва не сорвал ее с петель. Куда? Куда идти? В какую сторону? Ярость нарастала в душе. Ух, если с малышом что-то случилось...если его кто-то обидел...этот человек уже может рыть себе могилку.
По коридору шел какой-то хиленький очкарик, который, завидев завхоза, испуганно затрясся и едва не упал. Хех. Ноги, подкашиваются, значит? Видать, в чем-то виноват. Ивайло стремительно приблизился к нему и впечатал в стену.
- Ну что, голубчик, крылья оборвались? Упорхнуть не можешь? - злобно усмехаясь, слащавым голоском вопрошал брюнет. - Ну ка колись, куда Алан делся? Не ты ли со своими дружками над ним подшучивать любите? - уже прорычал он. Мальчик, бледнея и заикаясь, начал отнекиваться, что мол ничего не сделал Алану, и тот вообще, на сколько он знает, пошел в музей... Христов тут же бросил его, погрозил, и унесся в сторону цели. Побродил по пыльным залам, уже было отчаялся, схватился за голова, но вдруг заметил знакомую макушку каштановых волос. Подошел - Алан. Ярость, копившаяся в душе жаждала расправы. Ох и получит сейчас мелкий за его выходку, надо же было так неожиданно исчезнуть, не предупредив! Ивайло уже было открыл рот, чтобы закричать, но вдруг заметил кое-что странное. Ну, во-первых мальчик спит, а во вторых, что-то было в его лице...необычное. Христов присел, вгляделся пристальнее. Ах вот оно что: под глазами и кончик носа чуть покраснели, как бывает, когда человек недавно плакал. Неужели Алан был чем-то расстроен? Хотя это и неудивительно, учитывая в какой ситуации он оказался.
Злость, гнетущая душу постепенно угасала, уступая место нежной жалости. Ивайло протянул руку и пальцем мягко провел по влажным ресницам. Так странно: и куда девается вечно ярость Ивайло, когда он видит своего маленького господина? Христов переместился и осторожно подхватил Алана на руки. Не место тут для сна совсем, пусть лучше спит в кровати в номере. А его извинения Ивайло выслушает завтра. Да...пусть так.

+1

4

Но Алан проснулся еще на руках. Виду не подал сразу, удивленный, а потом узнал Ивайло, смутился, тем более не хотелось "просыпаться", чтобы не пришлось придумывать, что сказать. Он ведь говорил, что Ив ничего ему не должен. Какой он сильный, держит крепко, но бережно. Странно, сейчас так спокойно стало. Ив ведь единственный родной человек, кто остался у Алана. Остался, не сбежал, не бросил. Мальчик повернул голову и уткнулся лицом в его шею, цепляясь рукой за плечо. Во сколько можно оценить верность?
Они подошли к комнате, Ивайло остановился. Открыть дверь, не упустив груз, ему будет сложновато. Интересно, справится ли? Алан улыбнулся, поднял голову, щуря глаза от света ламп.
- Ив, позволь мне встать на пол, - попросил он. А когда-то приказывал. Потому что смотрели люди, надо было приказывать. Как же хорошо, что больше не надо. - Спасибо. Извини, что пришлось искать меня. Все хорошо, Ив, - увещивал он, добывая ключ-карту и открывая дверь. Зажег свет, а может - не стоило. Стал виден легкий беспорядок, разобранная кровать, брошенные на нее мятые вещи. Забрал утром из прачечной, но гладить - это выше сил. Алан слегка покраснел от стыда, попытался прикрыть дверь, чтобы Ив не видел бардака. - Спокойной ночи...

0

5

Алан спит так мило, делает неосознанные вещи, которые заставляют сердце биться чаще. Вот, например, сейчас: стал ли бы он так безмятежно обнимать Ивайло и тыкаться носом в его шею, если бы не спал? Христов чуть крепче прижал к себе юношу, стиснул зубы. Сложно оставаться равнодушным, когда все мысли только об Алане. Мальчику стоит быть осторожнее, ведь хоть Ивайло и не занимать верности, но и он может быть опасен...
Мужчина остановился рядом с дверью, озадачено помялся возле нее, размышляя над тем, как бы достать карточку и не разбудить при этом малыша. Но тот проснулся сам.
- Ив, позволь мне встать на пол.
Алан просит...так трудно привыкнуть к тому, что это больше не приказы. Христов со сложностью воспринимал подобный тихий и мягкий тон. Но в этом весь мальчишка. Ивайло осторожно опустил его на пол, нехотя надо сказать, не так уж и часто удается подержать его в своих руках.
- Спасибо. Извини, что пришлось искать меня. Все хорошо, Ив. - а ведь Алан прекрасно знает какое влияние оказывает на Христова. Но он не пользуется этим знанием специально...еще одна черта, которую мужчина в нем ценит.
Глупо было пытаться закрыть дверь перед Ивайло. Хотя бы потому, что если бы Алану это и удалось, у Христова был ключ, открывающий все двери в этом заведении. В том числе и комнаты учеников. Впрочем, до этого не дошло бы и не дойдет - мужчина очень ловко удержал дверь, поставив между ней и косяком ногу и упираясь рукой.
- И что это такое? Пытаешься спрятать свою неряшливость? Я прекрасно знаю, что у тебя вечно творится в комнате.
Ивайло без колебаний отодвинул мальчика и сам прошел внутрь. Обвел беспорядок глазами, вздохнул. В действительности...наследник Персиверов не подготовлен к жизни.
- Если у тебя возникают сложности, почему ты не можешь просто обратиться ко мне? Я все равно часто захожу сюда и вижу, что ты не справляешься один.... Честно говоря, я думаю будет лучше, если я буду жить с тобой в одном номере. Это, как минимум практичнее - буду гладить рубашки и пинать делать домашнее задание. - на юношу был брошен многозначительный взгляд.

+1

6

Алан еще больше покраснел, покорно отступил в сторону, прижавшись к стенке у двери и потупившись. Ивайло распекает за дело, конечно, хотя что-то в душе мальчика восставало против его упреков. "Это же моя комната, имею право устроить бардак!" - мог бы сказать он, еще и ножкой топнуть. Но чувство справедливости мешало: Ивайло так много делал для него, и меньшее, чем мог расплатиться Алан, это послушание его советам. Но тут...
- Ох, - Алан даже слегка присел на ногах, удерживаясь только стенкой, мучительно покраснел до кончиков ушей. - Нет, я не... не могу... Я и так напрягаю все время, а у тебя своя работа и... Жить вместе... ох, это немыслимо...
Как и поток неприличных мыслей, что ринулись в голову, стоило представить, как они живут в одной комнате.
- И кровать у меня одна, - невпопад закончил он, смущенно глядя в сторону, прикусил губу, чтобы не брякнуть что-нибудь еще не менее глупое.

+1

7

Ивайло смотрел на мальчишку и в голове все настойчивее стучала одна догадка. Хотя, если думать логично, она была глупой, скорее даже абсолютно бредовой. Но то, как Алан сейчас краснел, заикался и отводил взгляд, да еще и эта фраза про кровать... Христов тихо выдохнул, прищурился, пряча огонек в глазах, положил локти на стену по бокам от головы юноши, навис над ним.
- Алан... О чем ты думаешь? - тихо спросил он, наклонившись так близко, что еще чуть чуть и, кажется, они поцелуются. Это, конечно, были не миллиметры, но горячий воздух от негромких слов должен был легко опалить чужие губы.
- Я - твой слуга. Бояться и стесняться меня - должно быть последнее дело. - мужчина отстранился и опустился перед мальчонкой на одно колено, оказавшись немного ниже его. Ивайло убрал одну руку за спину, а другой взял ладонь Персивера, преданно заглядывая в его чудесные глаза. Сможет ли Алан когда-нибудь полностью открыться и довериться Христову, как это сделал он сам? Ивайло согнулся и коснулся губами тыльной стороны ладони, замерев так и ловя реакцию маленького господина....

+1

8

Алан сморгнул: "Высокий какой". Вжался в стену и рвано вдохнул. О чем он думал? Да ни о чем, временно утратив способность думать вообще, только сердце ухало, заполняя тишину, и это ощущение дыхания на губах. "Он меня поцелует?" - паника, мелкая дрожь в теле и ватные конечности. Пылающий лицом по самые уши, Алан прикрыл глаза, не в силах больше терпеть эту реальность. Стесняется - о да, за гранью самой способности стесняться. Боится? Обязательно - но самого себя!
Но тут Ивайло напомнил, кто они друг другу. Напомнил то, что Алан отрицал в душе с момента встречи в поместье отца. Он не желал быть ничьим господином. Особенно сейчас, когда не мог ничего предложить взамен подобной преданности.
Дыхание снова прервалось, Алан с ужасом следил, как Ивайло опускался на колено, его взгляд парализовал, словно удав кролика. Горячие губы коснулись ладони, по телу снова пронеслась дрожь, Алан не сдержал всхлипа, прижал свободную руку ко рту, так как отнять пленную ладонь из руки Ивайло не было сил. На глазах его блеснули слезы. Он мотнул головой, желая то ли отказаться, то ли прогнать оцепенение. Что он мог сказать? Лишь то, что уже не раз повторял? Но Ив не это хочет слышать. А что ему нужно, Алан не знал. Не понимал причины его верности. Ив ненавидел Персиверов, ненавидел весь правящий класс, почему же он..?
- Я не смогу, - сипло промолвил Алан. - Не смогу жить с тобой. Ты чудесный, но я... боюсь разочаровать... Непременно разочарую. Мне нужно научиться заботиться о себе самому. Иначе я всегда буду зависеть от тебя, Ив. Я лишу тебя личной жизни, возможности создать семью, быть счастливым. Я не хочу быть обузой тебе, - да, вот хорошая причина. Потому что ту, настоящую, он так и не смог сказать вслух. Это значило бы потерять Ива прямо сейчас. "Если мы станет жить вместе, ты узнаешь, как твои руки действуют на мое тело, мои постыдные желания, постыдные мысли, ты все заметишь, ведь ты слишком умен и наблюдателен. Это только моя тайна, прости".

+1

9

Ивайло по-прежнему стоял на одном колене перед своим господином, легко удерживая его руку в своей, и смотрел на него...смотрел и слушал эти тяжелые, не по-детски серьезные слова. Ведь Алану еще всего 16, но он сейчас рассуждает так по-взрослому, словно ему все 23, не меньше.
Мужчина покачал головой, нахмурившись, потянул мальчонку на себя, заставляя его сесть на пол, и прижал хрупкое юное тело к груди, крепко обнимая. Трусишка Алан... Его трусишка. Видно же как он боится чего-то.
- Хорошо. - чуть помолчав, подал голос Ивайло. - На самом деле мне и не нужна никакая семья, это все глупости... Пока что я не стану навязываться, мне не хочется стеснять тебя, - "хотя нет, хочется и очень даже сильно" - но если я замечу, что ты не справляешься...то приду и уже сам, без разрешения подселюсь к тебе. И это не обсуждается.
Мужчина прижал юношу к себе еще крепче, так, что тому, наверное, стало тяжело дышать. Алан так всхлипнул немного ранее...в животе все скручивается. Ивайло вплел пальцы в волосы мальчонки, руки слегка дрожали: с одной стороны Персивер такой хрупкий, что боишься сделать лишнее движение в его сторону, но с другой невыносимо хочется связать его и присвоить его лишь себе одному. Ха... Должно быть это наказание Ивайло за его холодность и эгоизм по отношению к другим людям.
Христов медленно разжал руки, поднялся, помогая встать Алану, замер, не в силах отпустить его окончательно - пальцы по прежнему сжимали маленькую ладонь. Так трудно...противиться этому влечению. Черт, поцеловать его что ли?

+1

10

Коварный Ив вынудил Алана сползти вниз, а хотя может и к лучшему - ноги практически не держали, Алан и так вот-вот бы безвольной куклой растекся перед ним. Совершенно безвольной и покорной, готовой принять все, что Ивайло решит с ним сделать. Запечатанная семью замками душа Алана не вмещала столько эмоций, сколько вызывал в нем этот человек, и грозный, и ласковый до умопомрачения. Хотелось просто сдаться на волю победителя и плыть по течению. Пусть заселяется, пусть ухаживает, пусть даже... ох! Лицо вспыхнуло еще ярче, светлая кожа предательски отражала каждое волнение, что уж говорить... Ив что-то говорил, Алан понял лишь то, что ему дают возможность решить самому, хочет он такого сожительства или нет. Подселится.... сюда? В эту комнату? С одной, пусть и двуспальной кроватью? Краснеть было больше некуда, но Алан справился, уши горели, шея тоже, плечи пекло, одежда вдруг стала грубее обычного, или это кожа, ставшая чувствительнее от возбуждения, ощущала лишней любую преграду между ними. Руки Алана словно зажили своей жизнью, касаясь плеч Ива, невесомо скользнув по ним вверх, чтобы обнять за шею. Слишком медленно, словно неприличное желание боролось с остатками воли. Алан с ужасом понял, что через секунду не сможет сдержаться - запах Ива, его тепло, его властность окутали душным омутом, и как же хотелось никогда уже не выныривать оттуда. Словно во сне, Алан повернул голову и потянулся... потянулся к шее, к щеке мужчины, чтобы прильнуть губами, чтобы без слов сказать о своих желаниях... Но тот вдруг отстранился, поднялся, поднял Алана, и тот потерянно заморгал.
- Угум, - только и смог выдавить, кивнув, опустив голову еще ниже, чтобы растрепанные пряди скрыли разочарование на пунцовом лице. Впрочем, один источник тепла еще оставался - рука в руке, Алан смотрел на них, поражаясь контрасту: такие большие и сильные ладони, хрупкая кисть теряется в них, полностью во власти. Пальцы дрогнули, коснулись ладони Ива, провели невесомой лаской по грубой коже.
Такая сложная ситуация. Интересно, Ив нарочно загнал в нее Алана? Если тот продолжит не убираться у себя, то как бы даст понять, что хочет, чтобы Ивайло переехал к нему? А если начнет убираться, то даст знать, что не желает его. И как быть? Какое решение будет правильным? Обманывать других не трудно, сложнее обмануть себя.

Отредактировано Алан Персивер (2015-10-11 14:41:52)

+1

11

Невозможный, теплый, мягкий... Нежная кожа пальцев, маленькие ладошки, пунцовое лицо, трепещущие ресницы, кончик вздернутого носика... Это Алан. Это ЕГО Алан. Беззащитный и пугливый мальчик, всегда цепляющийся за него, сейчас так отчаянно дрожит и ждет...чего?
Ивайло смотрел на вихрастую макушку опущенной головы, в мыслях пребывая несколькими мгновениями раньше, переживая их, осмысливая невесомые касания юного Персивера. Зачем он это делал? Зачем хотел обнять в ответ, зачем тянулся? Христов чувствовал как сходит с ума, как желание обладать этим мальчиков проживает выстроенные между ними стены. Сам себя не осознавая, мужчина медленно отпустил ладонь Алана, повел руками по предплечьям, коснулся шеи и скользнул пальцами в волосы, обхватывая и запрокидывая голову господина вверх...чтобы в следующую секунду склониться и коснуться мягких и столь желанных губ своими. И замер. Ответит ли Алан взаимностью или оттолкнет?

+1

12

Вот вроде бы столько пережил уже, но нет - самый страшный вечер оказался сегодняшним. Алан уже почти успокоился, почти поверил, что Ивайло сейчас попрощается и уйдет, как делал это каждый день, оставляя юношу наедине с его мыслями. И новый всплеск эмоций стал для него той самой последней каплей... Он резко вдохнул, когда руки Ива двинулись вверх, прикосновения жгли сквозь ткань, слишком нежно, слишком откровенно, слишком однозначно - никакой дружбы, но осторожное предложение: хочешь? Только скажи - и все случится сейчас. Только дай знать, что не ошибаюсь. Неужели Алан все же выдал себя? Слишком наблюдательный, слишком умный Ивайло, демон-искуситель. Но... значит, он тоже думает об этом? Тоже хочет близости? Озарение вспышкой ослепило сознание, Алан дернулся, словно касание губ обожгло его - впрочем, недалеко от истины. Впечатался в стену, будто хотел слиться с ней, жмуря глаза и забыв, как дышать. Выставил перед собой руки, упираясь ладошками в грудь мужчины. Мотнул головой, голос не слушался, но в глазах отразилась мольба: не надо. Трусишка Алан, столько мечтал об этом, а как до дела дошло, понял, что банально не готов. И лишь секундой позже осознал, что мог обидеть Ива отказом. "Нет, а вдруг он уйдет, бросит меня? Как же я без него?" Алан рванулся вперед, цепляясь в рубашку Ивайло: не отпустить, не дать уйти, оправдаться. Но не смог ничего сказать, лишь уткнулся лицом в его грудь, мелко дрожа. "Обними меня", - даже на такую просьбу он больше не имеет права. Все изменилось. Он теперь знает, они оба знают, прежние нежности и объятия лишились невинного смысла, теперь мысли будут о сексе, об ожиданиях и надеждах, которые Алан не может оправдать и значит - не смеет и просить просто обнять. Взросление - будь ты неладно!
- Прости, - сипло выдохнул он, разжимая пальцы.

Отредактировано Алан Персивер (2015-10-11 19:27:38)

+1

13

Тело оцепенело, руки и ноги стали будто ватными. Ивайло пораженно застыл, чувствуя как внутри все замерло. Его оттолкнули. Что же, этого стоило ожидать. Он надеялся, но надежды не были оправданы. Алан испугался...нет. Это лишь оправдание, придуманное Христовом, чтобы оставить для себя шанс. Впрочем...судить о чем то было бесполезно, причины того, что Персивер не принял Ивайло могли быть различны. И тот остался бы спокойным, ждал бы подходящего момента...если бы не последнее слово.
"Прости" эхом прозвучало в голове, словно лезвие проходя сквозь тело. И в душе что-то оборвалось, рассыпалось осколками, будто разбитое зеркало. Ну зачем? Зачем Алан произнес это слово? Это треклятое "прости"?! Кулаки невольно сжались, до побелевших костяшек, ногти впились в кожу ладоней. Ивайло передернуло, он стиснул зубы так, что они заболели. Ох, все тело горит, а в груди неприятно клокочет...хочется рычать.
- Что ж... Я понял. - мужчина отстранился, отошел, лицо приобрело отрешенное и холодное выражение, с коим он обычно ходит и общается со всеми остальными людьми. - Сегодня поздно уже. Я возьму пару рубашек твоих, поглажу их. - с этими словами Ивайло подошел к шкафу, вытащил несколько вешалок. - Я пошел. Доброй ночи, Алан.
Дверь безжалостно хлопнула, воздвигая преграду между Персивером и Христовом, оставляя их обоих в одиночестве, наедине со своими мыслями, на съедение собственным чувствам. Мужчина еле сдержался, чтобы не долбануть кулаком по этой самой двери. Ярость кипела внутри. Что же...сегодня обход номеров отменяется.

+1

14

Понял? Ничего ты не понял! Сердце сжалось при звуках холодного голоса, из которого разом выдуло все тепло и ласку. Так и надо, следовало ожидать, поделом глупому Алану. Только почему же так больно? Непомерно. "У меня нет права на тебя, Ив, прости, прости, что рушу твои ожидания, я не достоин тебя, я просто жалок. Мне страшно, Ив... не уходи... пожалуйста..." Словно опомнившись, Алан шагнул вслед захлопнувшейся двери, прижался ладонями, горячим лбом к холодному дереву. "Ив..." Короткое сиплое дыхание, но сердце уже приходит в норму, тело успокаивается, разум цепенеет в привычном состоянии: "Все это не со мной, все это страшный сон". Алан глубоко вздохнул пару раз и отлип от двери, мутно оглядел комнату: да, тут надо прибраться, а то скоро ничего не найти будет. Надо прибраться... "И тогда Ив не переедет ко мне". Алан выпустил из рук куртку, которую взял со стула, чтобы повесить в шкаф, и та с тихим шелестом скользнула на пол. Еще и пнул ногой. И быстрым разбегом кинулся на кровать лицом вниз. "Не буду я прибираться!" - злая решимость, словно мышка обозлилась на кошку. Снова ночь без сна, снова мысли о нем, но теперь  не просто фантазии - воспоминание, как Ивайло склонился, как приблизилось его лицо, и дыхание опалило губы. Мягкое прикосновение, руки на поясе притягивают ближе, жесткая хватка - и некуда бежать. Может, было бы проще, если бы Ив попросту изнасиловал Алана? Иначе тот никогда не решится... Представшая картина ударила по сознанию, по телу прокатилась волна жара, Алан тихо застонал в подушку, стиснув ладонью пах.

+1

15

Закрыт.

0


Вы здесь » Edelweiss » Игровой архив » [15.09.15] Золушка и фея-крестная